ИСТОРИЯ КОЛЛАЖА с татьяной алмонд
Как резал и клеил Анри Матисс?
Многим известно, что последнюю декаду своей жизни великий художник посвятил вырезанию работ из бумаги, но знаем ли мы, как именно Матисс работал со своими коллажами?
Анри́ Эми́ль Бенуа́ Мати́сс
фр. Henri Émile Benoît Matisse
31 декабря 1869 — 3 ноября 1954
Французский живописец, рисовальщик, гравёр, скульптор и один из первых художников коллажа в истории современного искусства.
Позволю себе небольшое вступление. Для многих Анри Матисс — признанный мастер кисти. Кто-то помнит о нём, как о революционере, перевернувшем европейское представление о живописи. Другие отметят роль Матисса в развитии импрессионизма и его ведущее значение для фовизма. Матисс черпал вдохновение в японском и арабском искусстве, импрессионизме и пуантилизме. Считается, что его работы, наряду с произведениями Пабло Пикассо и Марселя Дюшана, заложили основу современного пластического искусства. Однако давайте вспомним, с чего всё начиналось.
А это 1916 год. Слева «Купальщицы у реки», справа «Урок фортепиано». Здесь мы отчётливо видим коллажный стиль Матисса, который долго не принимали европейские и ещё дольше американские художественные критики.
Позднее коллажи из отголосков стиля перекочевали в технику создания эскизов к живописным полотнам Анри Матисса.
Доподлинно известно, что работая над триптихом «Танец» для Фонда Барнса в 1931 году, Матисс использовал бумажные силуэты. Вместо рисованного эскиза, он вырезал фрагменты из цветной бумаги и прикреплял их к поверхности картины, передвигая вырезки по мере надобности. Получив окончательную композицию, художник удалял бумагу, а холст окрашивал масляной краской в соответствии с цветами и формами, сделанными до того в эскизе из вырезок.




«Два танцовщика» — это эскиз Анри Матисса к занавесу балета «Красный и чёрный», премьера которого состоялась в 1939 году. У этого коллажа невероятная текстура и глубина. Мы видим кусочки бумаги и канцелярские кнопки. Иголки или булавки — это свидетельства рабочего процесса, они помогают понять, как выглядели коллажные работы Матисса в процессе их создания.
В 1941 году Анри Матисс перенёс тяжёлую операцию на кишечнике. Внешние обстоятельства совпали с мыслями, что он достиг своего предела в живописи. Стало очевидно: продолжение его жизни в целом и художественной практики в частности оказалось под вопросом. Однако всё сложилось благополучно, и у художника впереди оказалось 13 плодотворных лет.
«Операция меня совершенно омолодила и к тому же сделала философом.
Я настолько готов к смерти, что кажется, будто началась моя вторая жизнь».
Анри Матисс
художник
Свои первые бумажные работы Анри Матисс не склеивал, а пригвождал элементы, подобно бабочкам, к эскизу на портняжные иглы и булавки.
«Падение Икара» (La Chute d'Icare), 1943 год
В конце 1943 года Анри Матисс начал работу над книгой «Джаз», изданной в 1947-м. Матисс создал двадцать цветных композиций в технике, которую сам называет gouaches découpées* — рисование ножницами по выкрашенной гуашью бумаге.


* Термин "декупаж" (фр. разрезание, вырезание) появляется в раннем Средневековье. Эта техника использовалась для создания религиозных иллюстраций, позднее — в студенческих и семейных альбомах, а также для украшения мебели.
В экспликации Эрмитажа мы видим, что в коллекции музея представлены воспроизведённые по трафарету работы Матисса с использованием тех же гуашей, которыми окрашивалась авторские листы, а не оригиналы коллажей, первоначально не рассматривавшиеся Матиссом как самостоятельные произведения.
Также обратите внимание, что в английской версии употребляется формулировка «бумажные вырезки» (paper cut-outs).

«Есть ли разница между колла́жем и декупа́жем?
От чего зависит использование того или иного термина?
»
— Спросите вы
В книге «Коллаж в России, ХХ век» Государственного Русского музея встречается такой пассаж: «К концу жизни Матисс обращается к технике декупажа. Эта версия коллажа давала художнику возможность прикасаться к сущности цвета и переживать сильнейшие творческие впечатления».
Увидев напечатанную книгу «Джаз», Матисс подумал, что это провал — он чувствовал, что страницам не хватает глубины и фактуры макетов («Транспозиция абсолютно губит коллажи, она лишает их чувствительности…»). «Джаз» открыл путь к технике, в которой цвет был одновременно и формой, и контуром, и поверхностью, и плотностью, и глубиной, и движением. Именно этот момент историки искусства считают рождением коллажа как самостоятельной художественной техники в творчестве Анри Матисса. С 1947 года коллаж стал для художника предпочтительным средством выражения, сочетавшим рисунок, цвет и скульптуру.
«Матисс понимает, что в выкрашенной бумаге есть живость, которую он может исследовать как самостоятельное средство. Именно благодаря "Джазу" художник впервые осознаёт коллаж как новый медиум».
Саманта Фридман
куратор MoMA, Нью-Йорк
В 1947 году Пабло Пикассо переехал на юг Франции и стал часто навещать Матисса. Несмотря на их близкую дружбу, Анри Матисс считал, что Пикассо приезжал к нему, прежде всего, чтобы красть идеи, и тем не менее Матиссу нравился жизнерадостный характер Пикассо. Пабло же ценил безмятежный, спокойный нрав Анри. Как выразилась Франсуаза Жило, «В их встречах Пабло всегда стремился очаровать Матисса, как танцор, исполняющий свою лучшую партию, но в конце концов именно Матисс покорил Пикассо».

Матисс хитрый, как обезьяна! Его бумажные вырезки — это замечательная находка! В его возрасте он всё ещё придумывает такие вещи. Это даёт мне надежду!
Несмотря на то, что первые работы Брака и Пикассо (а также русских авангардистов Алексея Кручёных и Ольги Розановой, создававших более родственные Матиссу коллажи, 1916 г.), включающие в себя вклеенные элементы, датируются 1912 годом («Блюдо с фруктами и стакан»), очевидна разница подходов к коллажу кубистов и Анри Матисса. Пикассо и Брак предпочитали работать с механической печатью на промышленной бумаге, такой как узорчатые обои, газеты, ноты и рекламные проспекты, редко использовали художественную бумагу или выкраски (добавляя новую фактуру в свои живописные композиции). Матиссу же требовались насыщенные оттенки, из которых он создавал авторские коллажные композиции на стыке абстракции и персонажа. Основа его рисунка ножницами знак, возведённый в степень иероглифа.
Коллаж как самостоятельная художественная техника
«Коллажи Матисса близки к работам, которые мог бы сделать ребёнок — по своей свободе и свежести, но с той огромной разницей, что Анри Матисс вложил в них собственный опыт, длиною в жизнь великого художника.
Его коллажи очень, очень тщательно составлены и представляют собой произведения искусства, основанные на огромной сдержанности и уникальном, экспертном сочетании цветов
».
Сэр Николас Серота
историк искусства, куратор, директор Tate 1998—2017 г.

1.
Из чего Матисс создавал свои коллажи?
Недостаточно располагать цвета, какими бы яркими, красивыми они ни были, один рядом с другим; цвета должны реагировать друг на друга!
В некоторые случаях бумагу для коллажей выкрашивали акварелью, часто накатывали краску на картон, иногда на холст. С большой вероятностью, для своих коллажей художник использовал веленевую бумагу. Такая бумага продавалась в рулонах и была в широком употреблении в середине XX века по всей Европе, в том числе и на юге Франции.
«Матиссу требовались крайне насыщенные оттенки, получаемые путём нанесения гуаши на белую веленевую бумагу (white wove paper)».
Кристин Погги
профессор кафедры истории искусств Пенсильванского университета, США
Однако стоит понимать, что и в оккупированной, и в послевоенной Франции был большой дефицит не только художественных товаров, но прежде всего — продовольствия и топлива. Из воспоминаний художника: «Однажды ночью я попросил свою сиделку прикрепить бумажную вырезку в форме ласточки, чтобы прикрыть пятно на стене». Ласточка была сделана из белой писчей бумаги, единственной доступной в послевоенном Париже. Биограф уточняет: «... а не из цветной бумаги, к которой Матисс имел доступ позднее, в Вансе». К 1948 году экономика Франции начала налаживаться, и веленевая бумага вернулась в продажу.



2
Чем и как вырезал Анри Матисс?
В любительском фильме 1952 года, показанном во время выставки «Анри Матисс: cut-outs» в MoMA, Нью-Йорк, Матисс несколько раз поднимает и трясёт в воздухе разрезанным листом бумаги с многочисленными пальцеобразными усиками и свисающими петлями. Он отпускает эти формы в танец, чтобы увидеть, как они колышутся и трепещут, высвобождаясь из бумажной матрицы. Хотя Матисс запечатлён держащим большие портняжные ножницы, внимательное изучение существующих коллажей показывает, что художник, вероятнее всего, использовал также ножницы меньшего размера для проработки деталей.

Некоторые формы, даже очень большие, вырезались из одного листа бумаги. Ассистенты студии помогали направлять бумагу, чтобы облегчить плавный и непрерывный разрез. Чаще точность формы, нежели слоистая структура, была конечной целью Анри Матисса.


«Вырезание позволяет мне рисовать красками. Это упрощает процесс: вместо того, чтобы рисовать контур и раскрашивать внутреннюю часть, я рисую прямо в цвете, который точнее, чем на рисунке, поскольку он уже проявлен. В коллаже цвет и форма становятся единым».
Анри Матисс
художник
Слева фрагмент работы «Икар», 1947 г.; справа «Сочельник», 1952 г. Обратите внимание, как художник работает с объектом в каждом из случаев. Слева мы видим контрформу, созданную одним движением ножниц, звёзды справа смоделированы из отдельных вырезок.
«Есть формы, которые выглядят так, будто Матисс мог бы вырезать их из одного листа, но вместо этого художник собирает объект из фрагментов. Матисс — прекрасный рисовальщик, но вместо того, чтобы вырезать звезду одним движением, он строит форму из пяти треугольников. Вопрос: почему он это делает? Может, он моделирует коллаж, как моделировал бы скульптуру?»
Джоди Хауптман
старший куратор MoMA, Нью-Йорк
«Синяя обнажённая IV» (Nu bleu IV), 1952 год
«Ассистенты Матисса вспоминают, как они прикалывали и открепляли, снова прикалывали и снова открепляли фрагменты композиции, вырезали бумагу и строили фигуру из кусочков — и просто не могли сделать это правильно… в течение недель и недель. Матисс начал создавать эскизы в рисунках, затем вернулся к вырезанию. В итоге художник понял, что, разрезав бумагу и раздвинув две стороны, можно получить что-то вроде жёлоба, который поможет описать форму тела.
И поэтому, когда вы смотрите на серию „Синие обнажённые", вы можете представить, как бумага снова собирается вместе, потому что она вырезана, по сути, из одного листа
».
Джоди Хауптман
старший куратор MoMA, Нью-Йорк
Для создания серии «Синие обнажённые» Матиссу понадобилось не одна тетрадь на наброски. Много дней ушло на вырезание и компоновку, прежде чем полученный результат удовлетворил художника. Таким образом Матисс пришёл в «Синей обнажённой IV», первой из четырёх работ, к своей любимой позе: с переплетением ног и заведённой за шею рукой. Высота работ — около 112 см.


После долгой практики Анри стал настолько искусным, что ему не нужно было рисовать форму: он резал прямо по бумаге!
Жаклин Дюэм, ассистентка в студии Матисса

3
Как склеивались коллажи Анри Матисса?
Для небольших работ использовался процесс, известный как «точечная склейка». Маленькие мазки клея наносились на обратную сторону вырезок и прикрепляли их к листу-основе. Этот способ склейки позволял вырезанным фрагментам немного приподниматься над фоном, придавая им свежий, живой и почти скульптурный вид. Такой стиль презентации был важен для Матисса: когда его коллажи выставляли или покупали в частную коллекцию, работы сохраняли неформальную спонтанность, которая изначально была у эскиза на стене студии художника.

* На примере — фрагмент коллажа Алексея Кручёных 1916 года.

Может показаться, что следы клея на коллаже — это помарки и грязь, которые делают работу неопрятной и похожей на черновик или эскиз (что в данном случае так и есть). Однако Матисс понимал, что чистовик получается слишком выхолощенным и плоским, если его полностью лишить следов творческого процесса.


Было упомянуто, что Матисс остался разочарован фактурой книги «Джаз», однако, это не остановило художника от дальнейшего сотрудничества с книгоиздателями. Перед вами работа 1951 года «Мадам де Помпадур»: слева оригинал, справа — литография.
«Оригиналы работ Матисса полны следов клея, торопливо стёртых карандашных линий, оставивших палимпсест прошлых решений — сокровищницу понимания мыслительного процесса великого мастера. Формы, которые сначала кажутся вырезанными из цельного листа, оказываются многослойными конгломератами, где похожие, но неточно окрашенные кусочки накладываются друг на друга. Поверхность раскрашенной бумаги коробится, заметен загнутый край — ведь это бумага! Если бы не ошибки, эти коллажи были бы не чем иным, как обоями».
Кара Обер
художник, искусствовед, куратор, редактор-основатель и издатель BmoreArt


На фотографии слева вы видите ассистентку Жаклин Дюэм в студии художника. Снимок нерезкий, но если приглядеться, то в её руке — молоток. Справа рисунок Анри Матисса «Рука с молотком». Как это связано с коллажами? С небольшими композициями художник работал прямо на доске при помощи булавок. Для создания более крупных произведений Матисс поручал своим ассистентам располагать фрагменты коллажей на стенах своей студии, используя молоток и гвозди. Однако иногда, даже после того, как композиция удовлетворяла художника, он не склеивал коллаж, а оставлял гвозди в качестве функциональных элементов, фиксирующих работу на холсте.
«Матисс был прикован к постели, был очень хрупок, но постоянно творил! Я очень восхищалась его железной волей. Он был настоящим джентльменом, хотя время от времени и кричал. Но Анри был отходчивым: мы включили музыку, и я танцевала, — ему очень нравились движения танца».
Жаклин Дюэм
ассистентка в студии Матисса
На некоторых элементах коллажей Матисса и сегодня можно заметить отверстия, оставшиеся от их перемещения по стене мастерской.
фрагмент коллажа «Бассейн» (La Piscine), 1952 год
Для склеивания коллажей, чей изначальный макет располагался на стене мастерской, нужно было создать точную фиксацию размещения каждой вырезанной формы. Для этого делалась трассировка на прозрачной бумаге. В случае, когда встречались перекрывающиеся формы, каждый элемент нумеровался на обороте.
«Фотографии студии Матисса дают возможность увидеть, насколько по-другому выглядели коллажи, когда слегка закрученные листы бумаги все ещё были скреплены лишь булавками и развевались на лёгком ветру в студии. Нельзя не сожалеть об укрощающем, ограничивающем эффекте клея и рам за стеклом, с которыми мы сейчас сталкиваемся в экспозициях музеев».
Элизабет Коулинг
историк искусства, лектор Эдинбургского университета
Движение в коллажах.
Ассистенты Анри Матисса вспоминают, как обычный сквозняк от двери или окна приводил в танец весь волшебный сад, пригвождённый к стенам студии. Тогда на секунду пропадала граница между экстерьером и интерьером: листья, рыбы, птицы, фигуры людей — разноцветные вырезки становились кинетической (ожившей) реальностью. Многие искусствоведы отмечают важную роль движения в коллажах Матисса.
Синь Хуан (Xin Huang)
Анимация для рекламы выставки «Анри Матисс: вырезки» в МоМа, Нью-Йорк
«В студии Анри Матисса велась оживлённая дискуссия — может, его коллажи не нуждаются в клее? Может, работы монтировать в глубокие рамки-коробки и фиксировать формы булавками, чтобы не сплющивать их. Но к сожалению, по техническим и, возможно, финансовым причинам, этого так и не произошло».
Адриан Сирл
художник, арт-критик the Guardian
Здесь, как мне кажется, стоит чуть подробнее рассказать о единственной дочери Анри Матисса. Маргарита Эмильенн Матисс-Дютюи (1894–1982) прожила замечательную жизнь. Матисс написал портретов Маргариты больше, чем всех остальных членов семьи вместе взятых. На шее у девушки почти всегда красуется чёрная бархотка, скрывавшая шрам от трахеотомии. Маргарита вышла замуж за блестящего литератора Жоржа Дютюи, лучшего критика Матисса; когда Дютюи оказался ей неверен, художник запретил ему писать о своем творчестве. Маргарита помогала французскому Сопротивлению в период Второй мировой войны, за что попала в тюрьму в 1944 году. Она сбежала во время транспортировки в лагерь смерти и вернулась к своему отцу на юг Франции. Она заботилась о Матиссе в последние годы его жизни и работала над сохранением наследия после смерти художника. Маргарита была одной из немногих, чья поддержка сделала Матисса тем художником, которого мы знаем.

«Гуаши крупной огранки»: эволюция масштаба.


В конце 40-х коллажи Анри Матисса имели вполне книжные размеры: слева «Композиция: жёлтый, синий, чёрный» 47 x 34 см, справа «Томат» 47.7 x 51.8 см. В центре — фотография стены мастерской Матисса на Вилле Ле Рев, Ванс, 22 мая 1948 года.
Одна из последних работ Матисса: «Большое украшение с масками», 1953 г. Размер 3,5 x 1 м.
«Когда видишь оригиналы коллажей, осознаёшь яростную энергию этой техники: контуры вовсе не сглажены, они развязывают крошечные драмы в своих заиканиях, интервал непредсказуем, ни один вырезанный элемент никогда не бывает идеально правильным или точно повторяющимся. Правила композиции не применяются жёстко даже в таких работах, как „Большое украшение с масками", которая с первого взгляда кажется основанной на симметрии. Коллажи Матисса восхищают масштабом и цветом, но они лишь кажутся простыми и лёгкими. Если отнестись к этим работам вдумчиво, они вовсе не годятся в качестве фоновой музыки».
Элизабет Коулинг
историк искусства, лектор Эдинбургского университета
«„Улитка" — одна из самых абстрактных из когда-либо созданных Матиссом работ. Вместо того, чтобы вырезать цветные листы бумаги, раскрашенные гуашью, художник их рвал, и рвал прямо, как будто этого требовали размер и абсолютный азарт, связанные с созданием этого масштабного произведения».
Николас Куллинан
куратор выставки «Анри Матисс: вырезки», Tate


«С лета 1946 года стены Матисса наводнил непрерывный поток изображений, начиная со спальни его парижской квартиры, где он вырезал ласточку из белой писчей бумаги, чтобы скрыть царапину на потёртых коричневатых обоях. За ней последовала рыба, затем вторая и третья, пока постепенно вся ширина стены не погрузилась под волны морских обитателей, всплывающих на поверхность из воспоминаний о путешествии на Таити, совершённом художником 16 лет назад. За ними последовала волна вырезок, захлёстывающих углы и дверные проёмы, погружающих светильники и фурнитуру под сменяющие друг друга волны фруктов и листвы, акробатов, танцоров, и парящих по комнатам от пола до потолка. Изображения захватили всё доступное пространство, завладели салонами, столовыми, спальнями и студиями, куда бы Матисс ни ходил — от своей парижской квартиры до маленького загородного дома, который он снимал на окраине Ванса в военное время».
Хилари Сперлинг
писатель-биограф, автор трёх книг об Анри Матиссе
Цены на бесценные коллажи Матисса
В последние годы стал популярен такой формат продажи произведений искусства, как NFT (невзаимозаменяемый токен). На площадках, торгующих цифровыми копиями, появляются коллажи Матисса, стоимость которых превышает десятки миллионов долларов, однако среди продавцов нет ни одного, действительно владеющего правами на оригинальные работы Матисса. Существует проект NFT-isse, который описывает себя как «производная смесь типичных коллажей Анри Матисса и NFT, которые мы так любим». Обсуждаемо, насколько подобные проекты легальны, однако не исключено, что в будущем мы увидим торги от мировых музеев.

Прецеденты уже существует: Государственный Эрмитаж продал NFT-токены картин из собственной коллекции на сумму свыше 32 млн рублей. Возможно, если бы музей располагал не только оригиналом «Мадонны Литты» Леонардо да Винчи, но и коллажей Матисса, мы бы увидели работы художника на цифровых торгах.

Послесловие


«Чикагские студенты-искусствоведы отпраздновали закрытие Международной выставки современного искусства в 1913 году судом над Анри Матиссом (которого они называли Анри Матрас). Студенты признали художника виновным в художественных преступлениях и сожгли четыре его чучела».
Ким Оркатт
историк искусства, куратор Бруклинского музея
Яркие цвета и простые формы коллажей Матисса могут ввести зрителей в заблуждение: они кажутся логичным продолжением блистательной карьеры признанного гения, почивавшего на лаврах на юге Франции, в солнечной Ницце. Но так ли это на самом деле?
В 1939 году от Анри Матисса уходит жена, тогда же в Европе начинается Вторая мировая война. Зимой в Ницце появляются трудности с провизией и отоплением: окна в студии художника заклеены коврами, чтобы сохранить печное тепло. В 1941 году врачи дали Матиссу максимум три года жизни: он перенёс сложную операцию, до конца дней приковавшую его к кровати или креслу-каталке. Художник не сможет покинуть оккупированную Францию. В 1944-м, перед самым концом войны, любимая дочь Матисса, Маргарита, попадает в руки гестапо и лишь чудом избегает смерти в лагере для военнопленных — Матисс до последнего не знает о судьбе дочери и скорбит о её возможной смерти. Коллекционеры работ художника разорены войной и революцией. Те из них, кому удалось, бежали в Америку, оставив мастера без прежних заработков. Критики также не баловали Матисса положительными отзывами на его gouaches découpées: рецензии были наполнены неприятием коллажа как рудиментарной ремесленной техники («такие фигурки может вырезать каждый»), и унизительным для художника снисхождением («чего можно ждать от восьмидесятилетнего старика?»).
«Большинство современников Матисса отвергли его коллажи, выставленные при жизни художника, как в лучшем случае бумажные шутки, недостойные серьёзного художника; в худшем — живописное бормотание второго детства».
Хилари Сперлинг
писатель-биограф, автор трёх книг об Анри Матиссе
Итогом этого напряжённого периода становится сердечный приступ, от которого великий мастер умирает в 1954 году. «Я создаю своё искусство в целях самообороны», — признаётся Матисс в письме Луи Арагону. Именно самообороной, а не благостным забвением были для Матисса работы, созданные им в последнюю декаду, такие масштабные и яркие.
Предлагаю вам ещё раз взглянуть на путешествие, которое мы проделали вслед за Анри Матиссом.
Только то, что я создал после болезни, составляет моё настоящее я: чистое, истинное, освобождённое».
Анри Матисс
В последние десятилетия искусствоведы и художественные критики по всему миру в один голос утверждают: именно коллажи Анри Матисса — искусство, намного опередившее своё время. Например, «Бассейн» (работа конца лета 1952 года), по мнению британского художественного критика Адриана Сирла, можно считать началом искусства интерактивных инсталляций и экологического искусства (environmental art).
Когда вы приходите в цирк и видите канатоходца, — то, что он делает, кажется лёгким, но лишь потому, что он практиковался всю свою жизнь».
Анри Матисс
Создаём оммаж Анри Матиссу.
© 2023 Татьяна Алмонд
t.me/collage_almond